Написать сообщение
Страницы: 1 2 3 4 5
Сообщения
(#52830) 29.08.2012 04:00:25 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Андрей Назаров продолжает развивать физическую мощь своего нового клуба, подключая проверенных бойцов. Танцы из встречи Лев-Северсталь.

2012.08.28 Лев-Северсталь

Марцел Хосса-Николай Стасенко

Лукаш Цингел-Петр Часлава

Ондржей Немец-Николай Казаковцев

С такой расхлябанностью действий и мягкотелостью Льву придется несладко в предстоящем сезоне
(#52831) 29.08.2012 04:35:49 GMT
walerich
avatar
Мск
Регистрация: 21.03.2008 GMT
Сообщений: 3449
Оценка: 0 [0 / 0]
Unfogiven в сообщении #52795 пишет:
Нужно было начинать с малого например вызвать на бой брелка
Ну, если каждый тафгай будет начинать с опиздюливания этой кнопки, то я тогда вобще не знаю, что это за тафгаи такие))
(#52840) 29.08.2012 07:14:17 GMT
Unfogiven
avatar
Омск
Регистрация: 03.01.2009 GMT
Сообщений: 949
Оценка: 0 [0 / 0]
А как же по другому. Это тоже самое если бы первоклашка пришел в школу а его вместо букваря заставили читать 4 тома "Войны и мира".
Брелок в моем контексте не конкретный объект избиения тафгаями а символ хамоватого хоккеиста с недостаточно накачанными мускулами либо просто дрищеватой комплекции коих в нашей лиге если пошукать - предостаточно.
(#52843) 29.08.2012 07:38:43 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Для поклонников таланта Михаила Анисина - рубрика как это было:

2008.09.08 Михаил Анисин-Рональд Петровицки
(#52871) 30.08.2012 00:25:12 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
(#52879) 30.08.2012 07:04:03 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
ВВЕДЕНИЕ
Introduction

Никогда не забуду, как в начале марта 2000 года по SportsCenter смотрел обзор ничего не решающего матча между Boston Bruins и Vancouver Canucks. В замедленном повторе вновь и вновь прокручивали один момент, в котором боец Bruins Марти МакСорли нанес ужасный удар другому тафгаю Дональду Браширу. Это была концовка матча, и МакСорли, видимо, ударил Брашира клюшкой по щеке, чтобы втянуть его в бой. Также как все, я был шокирован и потрясен. Увидеть огромного мускулистого бойца Брашира, лежащего и мерзнущего на льду, было практически нереально. "Был ли это очередной бой, или что-то большее?" – подумал я. Средства массовой информации незамедлительно начали поливать грязью МакСорли, якобы сотворившего нечто более вопиющее, нежели сам проступок: он нарушил "кодекс".

I will never forget watching SportsCenter one evening in early March 2000 and seeing the highlights of an otherwise meaningless game between the Boston Bruins and Vancouver Canucks. The highlight reel was playing in slow motion over and over, and it focused on one play, a vicious hit by Bruins enforcer Marty McSorley on fellow tough guy Donald Brashear. It was in the final moments of the game, and McSorley had apparently hit Brashear on the side of the face with his stick in order to goad him into a fight. Like everybody, I was shocked and appalled. To see Brashear, this chiseled hulking warrior lying on the ice, out cold, was almost surreal. Was this just another hockey fight, or was this something deeper? I wondered. Immediately, McSorley was vilified by the media, which claimed that he had done something even more egregious than the act itself: he had broken "the code."

Кодекс? Какой кодекс? Я всю жизнь играл в хоккей и никогда не слышал о каком-либо кодексе. Послушав немного пристальнее, а также покопав немного поглубже, через несколько недель картина, о которой все говорили, начала прорисовываться более четко. Я выяснил, что кодекс – это нечто живое и дышащее в кругу счастливчиков, называвших себя членами Национальной Хоккейной Лиги. Кодекс являлся священным заветом хоккея, его неписанными правилами взаимодействия, передававшимися из поколения в поколение. Существовала таинственная система контроля всего, что было связано с вопросами грубости и драк. Не удивительно, что я никогда не слышал об этом, потому что те, кто живет по этим правилам, обычно не говорят об "этом".

Code? What code? I had been playing hockey my entire life and I had never heard of any code. As I listened more closely and dug a little deeper in the days and weeks that ensued, a clearer picture emerged of just what they had been talking about. The code, I learned, was in fact a living, breathing entity among those lucky enough to call themselves members of the National Hockey League. The code was hockey's sacred covenant, its unwritten rules of engagement that had been handed down from generation to generation. There was, as I learned, a mysterious chain of accountability that dealt with the issues of violence and fighting. It was no wonder I hadn't ever heard of it, because "it" is usually not spoken of by those who live by it.

Как бывший бывший игрок колледжа, не имевший перспектив, я никогда не заходил настолько далеко, чтобы в полной мере осознать значение чести, мужества, запугивания и мести в игре. Черт, да у меня была куча проблем, чтобы просто проехать из одного конца площадки до другого не споткнувшись. Тем не менее, я заинтересовался кодексом и начал смотреть на игру профессионалов немного иначе. Когда спустя много лет я увидел триумфальное возрождение профессионального хоккея в Миннесоте, близкие сердцу Wilds всех поразили. Я стал наблюдать за драками не с точки зрения развлечения для болельщиков, а как стратегических действий. Я замечал, как игроки заступаются друг за друга, и как воздается тому, кто посягнет на свободу другого. Я видел, как каждый игрок исполняет свою роль. Я стал все воспринимать по-новому.

As a former college hockey walk-on who didn't have the goods to make it, I never got far enough up the ladder to fully grasp the roles of honor, courage, intimidation, and retaliation in the game. Heck, I had enough trouble just trying to skate from one end of the rink to the other without tripping over myself. Nevertheless, I was intrigued by the code and started to watch the pro game a little differently. As the years went by I saw the triumphant return of professional hockey to Minnesota up close and personal when an expansion team, the Wild, hit the ice. I started to look at fighting not just as entertainment for the fans, but as a strategic tactic. I saw how players protected one another, and I saw how there was accountability on the ice by those who took liberties with others. I saw how every player had a role. It was truly eye-opening.

Позже в 2004 году произошел другой инцидент, на этот раз с участием звездного нападающего Vancouver Canucks Тодда Бертуцци и нападающим Colorado Avalanche Стивом Муром. Хотя по телевидению вновь и вновь прокручивали момент с Бертуцци, подло бьющим Мура со спины, и падающим на Мура сверху, но на этот раз ситуация отличалась. Это не было разборкой двух тяжеловесов, а местью со стороны Бертуцци за своего капитана, которого Мур приложил несколько матчей назад, по-его мнению, сомнительным силовым. И вновь я слышал о кодексе, и о том, как Бертуцци нарушил его.

Then, in 2004, another "incident" occurred, this time between Vancouver Canucks star forward Todd Bertuzzi and Colorado Avalanche forward Steve Moore. While the news clip of Bertuzzi sucker-punching Moore from behind, followed by him then driving Moore's head to the ice, played over and over on TV, this time the situation was different. This time it was not about two heavyweights; it was about one player, Bertuzzi, seeking justice for his team captain whom he felt had been wronged several games earlier by Moore with a questionable hit. Again, I heard talk of "the code" and about how Bertuzzi had broken it.


Как журналисту и фанату хоккея, мне захотелось поглубже изучить ситуацию со Стивом Муром. То, что я нашел, было поразительно. Мне открылся полный сюжет, развивавшийся по плану с интригой, драмой и трагическим финалом. Разумеется, это не было сродни чтению романа Тома Клэнси, а чередой событий, приведших к той ситуации. Опять же, болельщики видели по телевизору лишь последние секунды всех тех моментов, что длились долгое время. Мур, получивший тяжелое повреждение, потенциально ведущее к завершению карьеры, выставлялся потерпевшим, но не невинным по отношению к событиям, приведшим к инциденту.

As a journalist and a hockey nut, I wanted to dig deeper into the Steve Moore story. What I found was amazing. I found a story line complete with a thickening plot, suspense, drama, and a tragic ending. No, this was not a Tom Clancy novel I was reading, it was the play-by-play of the accounts that led up to the event. Again, all that the common fan saw on TV were the last few seconds of a miniseries of events that had been playing out for a very long time. Moore, who suffered a potentially career-ending neck injury in the attack, was clearly the victim, but not without fault with regards to the events that led up to the incident.


Вот так я решил, что кодекс – довольно занятная вещь для изучения. Я углубился в его изучение гораздо глубже и решил написать об этом книгу. Начав проект в 2004 году, я был обескуражен решением НХЛ объявить локаут и сорвать сезон. По-началу я был опустошен, но при дальнейшем исследовании пришел в восторг. Не только потому, что финансовая сторона хоккея будет усовершенствована введением потолка зарплат, но и изменением книги правил с целью сделать игру более чистой, искоренить ужасающие моменты, в последние годы тормозившие развитие лиги до черепашьей скорости. Тогда я подумал, каким образом все это повлияет на кодекс, и как изменится моя книга.

With that, I decided that this "code" thing was worth really looking into. So, I dug much deeper and decided to write a book about it. What started in 2004 got sidetracked that year when the NHL decided to lock out its players and cancel its season. While I was devastated at first, upon further review I was thrilled. Not only was hockey going to get its financial house in order by virtue of having a salary cap, but it was also going to change its rule book to "open up the game" and cut down on all the dreaded obstruction, which had slowed it down to a snail's pace in recent years. Then I wondered how all of these events would affect the code and how my book would invariably be altered.

К моему удивлению, моя книга очень изменилась за этот год, но только в лучшую сторону. Теперь у меня было две точки зрения – до и после. У меня было достаточно времени для исследований, размышлений и опроса игроков, наслаждавшихся столь редким простоем. Это оказалось поистине увлекательным путешествием. Признаться, из более, чем 30 написанных мною книг, эта оказалась самой интересной и вевселой. Для проекта я опросил более 50 действующих и бывших игроков, включая бойцов, провокаторов и легковесов. Я хотел услышать мнение каждого, потому что кодекс одинаково касается всех, находящихся на льду. Мне пришлось многое выслушать, поскольку эти парни любят рассказывать истории.

To my surprise, my book changed a great deal over that year, but all in a positive way. I now had perspective—a before and an after. It gave me more time to research, reflect, and interview players who were enjoying some rare down time. It turned out to be a truly fascinating journey. In fact, of the more than 30 books I have written, this was by far the most interesting and fun. I spoke to more than 50 current and former players for the project, from enforcers to agitators to lightweights. I wanted to get everyone's take on the code because it affects everyone on the ice equally. I did a lot of listening, too, because these guys love to tell stories.

Я узнал, что у игроков существуют определенные роли. Помню, как однажды ужиная со своим приятелем Томом Чорске, шустрым нападающим, отыгравшим 11 сезонов в НХЛ в 80-е – 90-е годы. Я поинтересовался о его наиболее запомнившемся бое, и каково это было. Я ожидал увлеченного ответа, например про драку всей скамейкой. Вместо этого, он рассказал как бросил вызов здоровяку, донимавшему его весь матч. Обычно, за него это сделал бы тафгай, но Тому захотелось отомстить самому и показать товарищам по команде, что он тоже силен. Бой он не выиграл, но своего добился, проявив себя, заставил своих парней гордиться им. Были довольны все, кроме их бойца, расстроившегося ни на шутку. Впоследствии боец отвел его в сторонку и велел больше никогда так не поступать.

I learned about roles and role players. I remember having lunch one day with my buddy Tom Chorske, a speedy winger who played in the NHL for 11 seasons during the late 1980s and 1990s. I asked him about his most memorable fight in the "show," and what it was like. I was expecting a crazy answer, like some sort of wild bench-clearing brawl. Instead, he told me about the time he wound up squaring off against a bigger guy who had tried to take some liberties with him in a game. Normally, a tough guy would do that for him, but Tom wanted to stand up for himself and prove to his teammates that he was tough. He didn't win the fight, but he held his own; he "showed up," as they say, and figured his boys would be proud of him. Most were, except for his team enforcer, who was really upset. Afterward the enforcer took him aside and told him never to do that again.


Он объяснил Тому, что бой с тем парнем – это его обязанность, и если Том не позволит ему выполнять ее, то вскоре может остаться без работы. Пояснил, что если контракт Тома измеряется количеством голов и передач, то его контракт несколько по другим факторам, таким как штрафные минуты. Также он пояснил, что если другие команды поймут, что Том теперь собирается биться и быть недесциплинированным, то будут применять тактику по исключению его из игры. Пояснил последствия его действий не только для этого матча, но и последующих. Сказал, что не может заниматься работой Тома по забиванию голов, поэтому Тому также не следует заниматься не своим делом, вступая в бой с провокаторами, подстрекающими бомбардиров делать то, что им несвойственно. Услышать, как кодекс работает в данной ситуации, психологическом восприятии игроками своих ролей, о том, когда и за что мстить, было для меня открытием.

He explained to Tom that fighting that guy out there was his job, and that if Tom didn't allow him to do his job, then he may not have a job. He explained that while Tom's contract was measured by goals and assists, his was judged by other factors, such as penalty minutes. He also explained that if the other teams knew that Tom was now going to fight them and be undisciplined, then they would do so as a tactic for getting him off the ice. He explained the repercussions of his actions not just for that game but for future games as well. He also said that he couldn't do Tom's job, to score goals, so Tom shouldn't try to do his job either, to fight agitators who are doing their job by goading goal scorers into doing something they normally wouldn't do. Hearing how the code worked in that situation, about the psychology behind how the players perform their roles, and when and why they retaliate was an eye-opening experience for me.

Одним из первых, у кого я брал интервью, был Марти МакСорли, потому что мне хотелось услышать его точку зрения на то, что же действительно произошло тем вечером в Ванкувере. Я был шокирован. Просто как с инцидентом Бертуцци была целая история, такая же хронология оказалась и тут. Это заставило меня задуматься не только обо всех просмотренных мною боях, но и о каждом силовом, каждой высокой поднятой клюшке, каждой вспышке, случившейся на льду в матчах профессиональных хоккеистов. Мне хотелось знать как и почему игра оберегает себя. Мне захотелось узнать все, что только возможно об этих неписанных правилах. Я задался целью.

One of the first guys I interviewed was Marty McSorley, because I wanted to hear his side of what really went down that night in Vancouver. I was shocked. Just as there had been a complex story line to the Bertuzzi incident, so too was there a chronology with that one. It made me wonder about not only every fight I saw, but about every hit, every high stick, every glare that happens on the ice at professional hockey games. I wanted to know how and why the game polices itself. I wanted to learn all I could about these unspoken rules. I was on a mission.


То, что я смог узнать – изменило мою жизнь. Это оказало огромное влияние не только на просмотр хоккея, но и за наблюдением за другими видами спорта. Копнув глубже, я начал гордиться всеми бойцами за помощь своим товарищам по команде в борьбе за Кубок Лорда Стенли. Я не хотел написать одну из очередных бойцовских книг, наскучевших до смерти. Мне хотелось оказаться за кулисами, чтобы понять, что значит быть игроком НХЛ, живущим в соответствии с кодексом чести. Кодекс – это нечто большее, чем просто драки. Речь идет об игроках, жертвующих своими телами, блокируя броски, о наложении швов прямо в пересменках, а не перерывах меджу периодами, о защите друг друга, несмотря ни на что, даже если придется усмирять бывшего партнера по команде или лучшего друга.

What I learned changed my life. It had a profound impact not only on the way I view hockey, but also on how I view all sports. As I dug deeper I wanted to honor these enforcers—all of them—for what they do for their teammates in their quest for Lord Stanley's Cup. I didn't want to do another "fighting" book; that has been done to death. I wanted to go behind the scenes and really figure out what it takes to be an NHL player who lives by the code of honor. The code is so much more than just fighting. It is about players sacrificing their bodies to block shots; about getting stitched up between shifts, not periods; about standing up for one another no matter what—even if that means having to square off against a former teammate or best friend.


Я узнал, что кодекс, по-большому счету, познается детьми в низших и юниорских лигах Канады, а затем переходит вместе с ними в НХЛ. Методом проб и ошибок они узнают о том, что дозволено, а что нет. Много времени на это не требуется. Если сыграть против кого-то грубо, то придется заплатить за это. Получив несколько раз по голове, они начинают понимать, что лучше бы им избегать преднамеренной грубости. Эта основополагающая идея позволяет сделать игру чистой и позволить игрокам защищать себя. Те, кто думают, что смысл игры в хоккей заключается лишь в забитых голах – не достаточно хорошо разбираются в хоккее. Хоккей состоит из жесткости, устрашения и преодоления болевого порога, как плата за забитые шайбы. В этом большая разница.

I learned that the code, for the most part, is learned first by kids playing minor and junior hockey in Canada, who then carry it forward to the NHL. They learn what is acceptable and what isn't by trial and error. It doesn't take long for them to figure it out, either. If they get a guy with a cheap shot, they are going to have to pay for it. As soon as they get smacked upside the head a few times, they realize that they should avoid cheap shots. This basic premise cleans up the game and lets the players police themselves. Those who think that hockey is simply about scoring goals aren't following the game closely enough. Hockey is about the toughness, intimidation, and threshold of pain that go into scoring goals. There is a big difference.

Хотите – верьте, хотите – нет, но игра глазами болельщика, намного отличается от восприятия игроками, наблюдающими со своей скамейки. Болельщики видят голы и голевые передачи, силовые приемы и комбинации. Игроки тоже видят это, но им также видны малейшие проявления неуважения, малейшие оскорбления, каждая мелкая грубость, чрезмерная радость при праздновании забитого гола, а также каждая мелочь, стесняющая действия на площадке. Они все это видят, и когда приходит время, они воздадут за каждое действие с различным уровнем силы и страсти. Это и есть кодекс. Нарушай его, и ты заплатишь. Теория возмездия, а также угроза возмездия предотвращает грязную игру.

Believe it or not, the fans see a very different game from the one the players are monitoring from their bench. The fans see goals and assists and checks and passes. The players see those things, too, but they also see every little act of disrespect, every little insult, every subtle cheap shot, every excessive celebration after a goal, and every bit of obstruction out in the slot. They see it all, and when the time is right, they will react to each act with varying degrees of intensity and passion. That is the code. Violate it, and you will pay. It is the theory that retribution, and the threat of retribution, prevents further dirty play down the road.


Правила игры в хоккей обуславливают защиту, устрашение, взаимовыручку среди партнеров по команде. Если один игрок предъявляет другому игроку претензию за то, что он считает неуважительным, то вызываемый обязан ответить на этот вызов, иначе рискует считаться трусом. Или, что еще хуже, отказ игрока отвечать за свой проступок здесь и сейчас, рискует перерасти в разборке на другом уровне, с вовлечением других товарищей по команде. Вскоре колеса возмездия закрутятся, и кто-то должен будет нести ответственность.

Hockey's rules of engagement are all about protection, intimidation, and solidarity among teammates. If a player challenges another player over an issue he deems as disrespectful, that player must answer the bell or risk the humiliation of being considered a coward. Or, worse yet, if that player refuses to right what was wronged right then and there, he risks having that incident escalate to another level, involving other teammates. Before long the wheels of retaliation are in motion, and someone will have to be held accountable.


Кодекс помогает всем участникам игры оставаться честными и заставляет их быть начеку. Это заставляет их дважды подумать, прежде чем сыграть высокоподнятой клюшкой, атаковать сзади или толкнуть клюшкой не того парня. Устрашение основывается на теории, что хорошее нападение должно быть обусловлено хорошей защитой. В хоккей играют люди с сильным характером. Здесь одна команда пытается вывести соперника из себя, заставить его быть недисциплинированным и хватать дурацкие удаления, наносящие им ущерб. Существует множество путей развития этой ситуации, и кодекс содержит правила для всех этих случаев.

The code keeps people at all levels of the game honest and forces them to keep their heads on a swivel. It makes them think twice about carrying their sticks high, running a player from behind, or cross-checking the wrong guy. It is intimidation based on the theory that a good offense can be established by having a good defense. Hockey is a character game. It is all about one team trying to get its opponent to play out of character, to be undisciplined and take stupid penalties that put them at a disadvantage. There are many ways of going about this, and the code has rules for all of them.


Когда вы видите драку в профессиональном хоккее, то где бы вы ни находились и чем бы ни занимались – вы остановитесь и будете смотреть. Точка. Время словно останавливается. Два гладиатора собираются биться перед 20000 кричащих болельщиков, в нервном напряжении ждущих, что же произойдет. Это как пресловутая авария на дороге: вы не хотите смотреть на нее, тем не менее, притормаживаете и украдкой смотрите. Это любопытство сидит в каждом из нас. На этих двоих сукиных сыновей на льду возлагаются зрительские надежды, что именно соперник будет вырублен, и это придаст дополнительный импульс игре.

You know, when a fight breaks out in pro hockey, it doesn't matter where you are or what you are doing, you stop and you watch. Period. It is like time stands still. Just two gladiators going toe-to-toe out there in front of 20,000 screaming fans, and everyone just waits in nervous anticipation for what will happen. It is like that proverbial car wreck along the side of the road: you don't want to look, but you have to slow down and just take a peek. It's the voyeur in all of us. It is living vicariously through those two tough SOBs out on the ice, hoping quietly that the opposing player gets knocked out cold, thus swinging the momentum of the game.

Хоккей – сумасшедшая игра. Как только она попадет в кровь, то останется там на долгое время как у игрока, так и у болельщика. Это сидит во мне с самого детства, к счастью и по сей день. Я всю свою жизнь играю в эту игру, и после написания этой книги могу с уверенностью сказать: сейчас я вижу ее в другом свете. Будучи ребенком и болея за North Star, я болел за крутых парней вроде Джека Карлсона, Вилли Плэтта и Базиля МакРэя, поддерживающих порядок в стареньком Met Center. Когда начиналась драка – я просто подскакивал и подбадривал. Я понятия не имел, что стало причиной этого, и почему они это делают. Полагаю, что большиснтво случайных болельщиков согласятся со мной. Сейчас, после моего двухлетнего погружения в их ремесло, я прозрел. Новые знания открыли мне глаза, и игра стала гораздо, в разы более увлекательной для просмотра.

Hockey is a crazy game. Once it gets in your blood, it stays there for a very long time, both as a player and as a fan. It's been in me since I was a little kid, and luckily it remains to this day. I have played the game my entire life, and after writing this book, I can honestly say that I now see it in a completely different light. As a kid, watching my beloved North Stars, I rooted for tough guys like Jack Carlson, Willi Plett, and Basil McRae, who kept the peace at the old Met Center. Back then, when there was a fight, I just stood and cheered. I had no idea what had led up to it or why they were even doing it. I think many casual hockey fans would concur. Now, after spending the better part of two years immersing my life in their craft, I have been enlightened. That new knowledge has opened my eyes, and the game is much, much more exciting to watch now.

Что касается цели этой книги, то, во-первых и главных – это весело провести время. Кроме того, я надеюсь, что она сделает просмотр матчей для вас более привлекательным. Замысел состоит в том, чтобы прославить не только честь и мужество игроков, защищающих своих товарищей по команде, но и общую твердость, являющуюся синонимом синонимом спорта под названием хоккей. Книга углубляется в историю боев и жестокости в профессиональном хоккее, помогая вам сформировать собственное мнение. Помимо этого, вы увидите насколько правила, введенные лигой в 2005 году, изменили игру.

As for the purpose of this book, first and foremost the point is to have fun. Beyond that, hopefully it will make the game much more enjoyable for you to watch. The intent is to celebrate not only the honor and courage behind players protecting their teammates, but also the overall toughness that is synonymous with the sport of hockey. The book delves into the history of fighting and violence in pro hockey and lets you formulate your own opinions. It will also give you a great perspective into how the new rule changes imposed by the league in 2005 have changed the game.

Что касается моего отношения к боям. Я разрываюсь. Хотите – верьте, хотите – нет, но я ни разу в жизни не дрался. Никогда. Ни на льду, ни вне его. Эта книга не прославляет жестокость в хоккее – особенно в детском. Она о восхвалении чести и мужества хоккеистов, относящихся к своему делу профессионально. Книга дает повод задуматься тем, кто прибегает к жестокости, агрессии, физическому запугиванию и кровной мести как средствам разрешения конфликтов. Хоккей – жесткая игра, в которую играют жесткие люди с непреодолимым стремлением к победе. Эта книга прославляет этих людей, и, надеюсь, открывает читателям окно в их поразительный мир. Наслаждайтесь!

As for my personal feelings toward fighting? I am torn. Believe it or not, I have never been in a fight in my entire life. Ever. Either on or off the ice. But this book is not about encouraging violence in hockey—especially for kids. It is about celebrating the honor and courage behind the way hockey players go about their business as professionals. It is also about getting into the heads of those who use violence, aggression, physical intimidation, and tribal retribution as a means of conflict resolution. Hockey is a tough game played by tough people with an unyielding determination to win. This book honors those people and hopefully gives you, the reader, a window into their amazing world. Enjoy!
(#52881) 30.08.2012 07:32:49 GMT
walerich
avatar
Мск
Регистрация: 21.03.2008 GMT
Сообщений: 3449
Оценка: 0 [0 / 0]
Unfogiven в сообщении #52840 пишет:
А как же по другому.
Вспомни, как Саша Свитов начинал) Кажется, с Микульчика у него дело пошло.
З.Ы. Паруснег или я вечером постараюсь найти.
(#52882) 30.08.2012 07:38:54 GMT
Lexa10

Астана
Регистрация: 30.11.2007 GMT
Сообщений: 3118
Оценка: 0 [0 / 0]
круть крутяцкая.
(#52885) 30.08.2012 07:47:48 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Постараешься найти в своем видеоархиве или где?

Бои Александра Свитова
(#52887) 30.08.2012 08:07:32 GMT
walerich
avatar
Мск
Регистрация: 21.03.2008 GMT
Сообщений: 3449
Оценка: 0 [0 / 0]
Паруснег
Да нет. На работе Ютуб заблокирован) Благо на БХ пока доступ не прикрыли)
(#52888) 30.08.2012 09:39:02 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Вот видео боя Ника Тарнаски из анонса на главной странице

2009.02.28 Ник Тарнаски-Дэвид Кларксон
(#53099) 04.09.2012 08:01:18 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
РАЗДЕЛ 1

История драк в НХЛ


"Для меня кодекс – это на 100% уважение. Уважение игроков к игре, ко всем игрокам, к Кубку Стенли, к своим предшественникам, задавшим направление, к истории игры. Также это игра через боль, когда ты отдаешь все для победы своей команды. В этом заключается огромное благородство и заставляет меня гордиться, что я являюсь частью это прекрасной игры.
Канадцы страстно любят хоккей, он является для нас национальной забавой. Вы погружаетесь в игру в самом раннем возрасте и растете с ним. Каждый ребенок мечтает играть в НХЛ и однажды поднять Кубок Стенли, что и является ориентиром для всех игроков этого уровня. Ты знакомишься с кодексом рано и узнаешь о правильных принципах игры, с уважением. Об этом и говорит кодекс. Вы просто не хотите мошенничать в игре, и для нас это особенно ценно. В этом огромная история и благородство, и я это дорого ценю. "

- Вилли Митчелл
Защитник, в НХЛ 7 сезон
В настоящее время в Vancouver Canucks

SECTION 1

The History of Fighting in the NHL

"The code to me is 100 percent about respect. It is about the respect the players have for the game; the respect the players have for their peers; the respect the players have for the Stanley Cup; the respect the players have for the players who played before them and paved the way; and the respect the players have for the history of the game. It is also about playing hurt and doing whatever it takes to help your team win. There is so much honor in that, and that makes me really proud to be a part of this great game.
"You know hockey is such a passion for people in Canada; it is our national pastime. So, you are immersed into the game at a very early age and you just grow up with it. Every kid dreams of playing in the NHL and hoisting Lord Stanley's Cup one day, and that is what drives all of us who play the game at this level. You learn the code early on and you learn about the right way to play the game, with respect. That is what the code is all about. You just don't want to cheat the game; it's too special to all of us. There is so much history and passion for it, and I just really appreciate it."
—WILLIE MITCHELL
seven-year NHL defenseman,
currently with Vancouver Canucks
(#53313) 09.09.2012 06:37:05 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Вот и состоялось открытие бойцовского сезона в кехеле. Прямо скажу, нежданно-негаданно, но толкать чужого капитана в спину - некрасиво и грубо, за что Первышин и получил по ебалу. Принципы работы кодекса просматриваются даже в нашей лиге. Надеюсь, наскоки со спины остались в прошлом

2012.09.08 Андрей Первышин-Константин Руденко
(#53314) 09.09.2012 07:03:42 GMT
Unfogiven
avatar
Омск
Регистрация: 03.01.2009 GMT
Сообщений: 949
Оценка: 0 [0 / 0]
Первышин толкнул капитана Барыса Уппера в спину когда тот забил гол. Подло и мелко. Нормально отнушусь к Андрею, но в этом эпизоде Руденко показал себя молодцом - вступился за кэпа *respect*
(#53334) 10.09.2012 05:19:51 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Исторический очерк о драках и жестокости в профессиональном хоккее
A Look Back at the History of Fighting and Violence in Professional Hockey

Хоккей имеет глубокие корни на своей Родине в Канаде. По утверждениям многих историков, хоккей является смесью различных игр на льду, столь популярных среди коренных канадцев, а также европейцев, переселившихся туда в ранних 1800-х. Клюшки, коньки, шайбы – все делали из подручных материалов, какие только можно себе представить, включая клюшки из веток, а шайбы из лепешек буйволов. Игра развивалась как смесь футбола, регби и лакросса, став всеми любимой и известной как хоккей. На рубеже 20 века игра стала широко известной от одного побережья до другого, обрела и уточнила постоянные правила, набирая все большую популярность в массах.

The game of hockey has roots that run deep all the way from its birthplace in Canada. Hockey, as many historians view it, is an amalgam of several different ice games that were popular among the native peoples of Canada, as well as the Europeans who migrated there in the early 1800s. Sticks, skates, and pucks were fashioned out of almost everything you could imagine, including branches for sticks and buffalo chips for pucks. As the game evolved, soccer, rugby, and lacrosse were thrown into the mix, and out came what we now know and love as ice hockey. By the turn of the 20th century the game was pretty well established from coast to coast, with the rules being defined and refined on a regular basis so as to grow its popularity among the masses.

Взглянув на документальные очерки тех лет, опять-таки, общим знаменателем были столь же яркие, как бросок Бретта Халла, мужество, возмездие и, разумеется, драки были составляющими игры с первых ее дней. Вокруг этого множество теорий. Среди них есть нестареющие понимание того, что проверки являются постоянными составляющими игры, и "мужик должен быть мужиком." В некоторых есть идея о том, что хоккей, как и лакросс – прекрасный способ подготовки молодежи к войне. Как бы то ни было, кровь проливалась на льду более века без каких-либо признаков замедления.

As one looks back at the early documented accounts, however, a common denominator comes glaring through like a Brett Hull slap shot: toughness, retaliation, and, yes, fighting, have been around this game since day one. The theories behind this are plentiful. Among them is the timeless realization that checking is an integral aspect of the game and "boys will be boys." Others include the idea that hockey, as well as lacrosse, made for great training methods in preparing young men for the battlefield. Whatever the reason, blood has been spilling onto the ice for more than a century—with no signs of slowing.

Национальная Хоккейная Лига была основана в 1917 году, став новым олицетворением мужества. Поначалу Дикий Запад был невероятно диким. В 1910-е и 20-е игра больше напоминала регби на коньках, нежели современный хоккей. Значительно отличались и правила, пособствовавшие огромному количеству грубой игры и опасной игре клюшкой. К примеру, в 1918 году впервые ввели синие линии, а вместе с ними появились передачи вперед. Перепасовка была разрешена только в средней зоне, что означало, что игрокам необходимо вести шайбу сквозь частокол махающих кулаков и локтей, высокоподнятых клюшек, выставленных ног, готовых ударить или поставить подножку проезжающему. Если им удавалось прорваться сквозь это, если тело выдерживало, то затем они могли попытаться сделать пас вперед как в регби. Этот стиль хоккея называется "телефонная будка", при котором игроки стеснены в пространстве, за счет чего игра становится крайне жесткой, с множеством травм и неправильных атак клюшкой.

The National Hockey League came into being in 1917, and with it came a whole new brand of toughness. The early days of the Wild West were just that—wild. In fact, the game during the 1910s and '20s was probably more like rugby on skates than it was modern hockey. The rules were much different then, which led to much more rough play and dangerous stick work. For instance, the two blue lines were first introduced in 1918, and with them came the advent of forward passing. Passing was only permitted in the neutral zone, however, which meant that the players had to stickhandle through a gauntlet of flailing fists and elbows, high sticks, and outstretched legs, ready to kick or trip them as they skated by. If they made it through that, and the body checks that ensued, they would then try to make a lateral pass like in rugby. This "phone booth" style of hockey, where the players are in tight quarters, contributed to extremely brutal play, complete with lots of injuries and illegal stick work.

Бывший нападающий, а ныне тренер в НХЛ Джек Адамс рассказал, как игроки относились к травмам в те времена: "Уходили травмированные зашиваться в раздевалку? Нет, они оставались на льду. В те дни, если ты получал рассечение, то подъезжал к бортику, где тренер смахивал кровь припасенной в ведерке губкой. Потом он заклеивал тебя пластырем."

Jack Adams, a former winger who would go on to coach in the NHL, described how players dealt with injuries during those days: "Did these targets go to the dressing room for repairs during the game? No, they stayed on the ice. When you got cut in those days, you skated to the boards and the trainer sloshed off the blood with a sponge he kept in a bucket. Then he patched you up with a slice of adhesive tape."

Как-то после матча, Адамс отправился в больницу зашиваться. Его лицо было настолько окровавлено, что родная сестра, работавшая там медсестрой, не узнала его. Такая жестокость была типична для тех дней, и самым мерзким ублюдком тех времен был Спраг Клегхорн, игравший на профессиональном уровне с 1910 по 1928 годы. Ред Даттон, неоднократно дравшийся с Клегхорном и ставший президентом НХЛ, позже комментировал их старые счеты: "Если хоть кто-то из нынешних волосатиков (70-х годов) встретился со Спрагом Клегхорном, то он обрил бы их до черепа. Господи, он бы их не пощадил. Если бы вы встретились с Клегом, то получили бы по яйцам."

Once, after a game, Adams went to the hospital to get stitched up. When he got there, however, he was so bloody that his sister, who worked there as a nurse, didn't even recognize him. This sort of brutality was typical of those days, and the toughest SOB of this era was Sprague Cleghorn, who played pro hockey from 1910 to 1928. Red Dutton, who fought Cleghorn on many occasions and would go on to become the president of the NHL, later commented on his old nemesis: "If some of the longhairs I see on the ice these days [the 1970s] met Sprague Cleghorn, he'd shave them to the skull. Jesus, he was mean. If you fell in front of Cleg, he'd kick your balls off."



Sprague Cleghorn


НХЛ могли полностью запретить все виды жестокости, но решили сохранить для игры хотя бы часть. В 1922 году было представлено 56-е правило, регулировавшее, но не запрещавшее "кулачные бои", виновник наказывался пятиминутным штрафом, но не дисквалифицировался и не выгонялся. Владельцы, умевшие считать доллары, видели, насколько зрителям нравится жестокость. С тех пор драки и хоккей официально стали спутниками.

The NHL could have banned this type of violence altogether, but it chose to keep it as a part of the game. In fact, in 1922 Rule 56 was introduced, which regulated but did not ban "fisticuffs," instead giving the guilty party a five-minute penalty rather than a suspension or expulsion. The owners saw how much the fans loved the violence and saw dollar signs. Fighting and hockey were now officially joined at the hip.

Спустя несколько лет профессиональный хоккей добрался до Большого Яблока. Промоутер Текс Риккард, в те дни управлявший Мэдисон Сквер Гарденом, предположил, что любителей хоккея также много, как кровожадных почитателей бокса и рестлинга. Он оказался прав. Вобщем, старина Текс нанял парк реанимационных автомобилей и в день матчей отправлял их с включенными мигалками и сиренами разъезжать по улицам Манхеттена, разжигая любопытство зевак, чтобы те приходили смотреть, в чем же дело. Когда толпа собиралась возле входов в Гарден, скорые парковались на стоянке в ожидании избитых и окровавленных пациентов, которых, несомненно, потребуется доставлять в больницы после начала игры.

A few years later professional hockey came to the Big Apple. Promoter Tex Rickard ran Madison Square Garden in those days and figured hockey fans to be much like the blood-thirsty folks who came to his boxing and wrestling matches. He was right. So, old Tex hired fleets of ambulances to speed through the streets of Manhattan on game day with their lights and sirens blaring, inciting curious onlookers to come see what it was all about. Then, while the fans were lined up outside the Garden waiting to get in, the ambulances would pull up and park out front—seemingly waiting to pick up their would-be battered and bruised patients who would undoubtedly be needing a lift to the hospital shortly after the game got started.

Возможно самой толковой рекламой Риккарда была встреча легендарного скандалиста Эдди Шора и его Boston Bruins, навестившего с боями Rangers. Риккард расклеил на улицах Нью-Йорка плакаты "Разыскивается живым или мертвым" с фотографией Шора. Блестящий ход. Разумеется, Шор не разочеровал. "Старина кровь и кишки", как его называли, был одним из самых жестких и подлых типов за всю историю. Список его травм за всю карьеру насчитывает порядка 1000 швов, 14 раз сломанного носа, 12 раз сломанной ключицы, 5 раз сломанной челюсти, не говоря уже о травмах спины и бедер.

Perhaps Rickard's most clever promotion came about when legendary brawler Eddie Shore and his Boston Bruins came to town to do battle against the hometown Rangers. Rickard had "WANTED: DEAD OR ALIVE" posters made up with Shores picture on them and plastered them across the streets of New York. It was brilliant. Shore didn't disappoint either. "Old Blood and Guts," as he was known, was one of the toughest, meanest hombres ever to lace em up. Included on his list of career injuries are nearly 1,000 stitches, 14 broken noses, 12 broken collarbones, and five broken jaws, not to mention a broken back and hip.


В 1939 году Джон Ларднер написал о Шоре: "С самой юности в течение 20 лет этот злодей бил людей, лупил их клюшками по головам, жевал их уши, бодал, долбил, толкал и всячески терзал своих собратьев на радость публике. Никто никогда не приносил своей жестокостью больших денег. … (Он) настолько усовершенствовал свою роль злодея, что профессиональные борцы скрежетали зубами от зависти."

In 1939, John Lardner wrote of Shore: "For 20 years, man and boy, this evil fellow has been punching people, hitting them over the head with his stick, chewing their ears, butting, gouging, shoving and generally bedeviling his fellow men and always for handsome fees. No one has ever made malevolence pay better money. ... [He has] developed the role of Villain to such an extent that professional wrestlers gnash their teeth with envy."


Из всех зубодробительных приемов Шора за множество лет есть один, особо выделяющийся среди других. Не только потому, что Шор нанес его подло, но и как показательный момент в хоккее, отражающий возможность проявления жестокости и возмездия. Это случилось 12 декабря 1933 года в Торонто, когда шоровские Boston Bruins играли пртив Maple Leafs. Мчавшийся с шайбой Шор, был остановлен тяжелым ударом игрока Торонто Кингом Кленси. Когда судья не дал удаления, разгневанный Шор отомстил Эйсу Бейли, пробив его подлым ударом сзади. Бейли, позже вошедший в Зал Хоккейной Славы за высокую скорость и прекрасное владение клюшкой, ударился головой об лед, получив тяжелый перелом черепа в районе обоих висков.

Of all the bone-crushing hits that Shore dished out over the years, however, there is one that stands out far above the others. Not only would it be a hit that would make Shore infamous, but it would also serve as a defining moment for the sport of hockey and its tolerance for violence and retaliation. It happened on December 12, 1933, in Toronto, when Shores Boston Bruins were in town to face the Maple Leafs. Shore was rushing the puck up the ice and was thumped at the blue line by Toronto's King Clancy. When no penalty was called, an irate Shore exacted revenge by plowing into Leaf winger Ace Bailey with a vicious hit from behind. Bailey, a future Hall of Famer known for his speed and stickhandling, was sent crashing headfirst onto the ice, where he suffered a severely fractured skull at both temples.

Бейли впал в кому, и его жизнь висела на волоске более двух недель. Спустя две операции на мозге, он поправился, чтобы узнать, что больше никогда не сможет играть в хоккей. Спустя некоторое время был организован матч Всех-Звезд, чтобы собрать средства для его семьи. В знак того, что он не держит зла за нанесенную ему травму, завершившую его карьеру, Бейли простил Шора, пожав ему руку в центральном круге на церемонии вбрасывания. "Все в порядке – это все часть игры," – произнес он. Игра станет ежегодным событием, трансформировавшись в Матч Всех-Звезд НХЛ, в котором ведущие игроки лиги демонстрируют хорошую игру и высокий уровень мастерства.

Bailey fell into a coma and for more than two weeks his life hung in the balance. Two brain surgeries later, he recovered—only to learn that he would never play hockey again. A short while later an All-Star benefit game was held for him to help raise money for his family. Showing that there were no hard feelings over his unjustified career-ending assault, Bailey forgave Shore by shaking his hand at center ice before the emotionally charged opening faceoff. "It's all right," he would say, "it's all part of the game." The game would become an annual affair, morphing into what we now know as the NHL All-Star Game, featuring the league's top players who exemplify good play and good sportsmanship.



Eddie Shore и немного на русском
(#53340) 10.09.2012 07:33:50 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
(#53341) 10.09.2012 08:01:17 GMT
Харламыч
avatar
Северск
Регистрация: 11.09.2011 GMT
Сообщений: 978
Оценка: 0 [0 / 0]
Собственно видео о 1-м матче всех звезд в НХЛ, с фотографиями тех времен, включая ту, на которой Шор и Бэйли жмут друг другу руки, после этого инцидента:
(#53364) 11.09.2012 09:17:07 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Зарипов: не сегодня, так завтра "Витязь" может взяться за старое

Вот зачем такое говорить, особенно после матча, а не перед? Желто-зеленые трусы колхозтв никогда от акбарса не отстанут
(#53395) 12.09.2012 06:28:47 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Очередное свинство от Евгения Артюхина.

На этот раз, правда, судья отработал на 5+.
(#53397) 12.09.2012 06:44:09 GMT
OLDman

планета Земля
Регистрация: 22.12.2008 GMT
Сообщений: 2954
Оценка: 0 [0 / 0]
Помню А.Блохин выкладывал тут видео драки всеобщего любимца омской торсиды 90-х Кота с канадцем в матче Континентального кубка....я естесственно вступился за Костика киданув металл баночку с джином в голову здоровенного " англичанина " , жаль промахнулся -) за это меня повязали мусора и отправили " на сутки" в КПЗ. -( слава богу я не мусор!
Андрей выложи тут снова хочется наксладится зрелищем.
"Да...было люди в наше время - богатыри , не Вы." Это я про Кота , Саню Вьюху , Лалу и Мариненко.
(#53402) 12.09.2012 07:43:18 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Зачем тревожить Андрея? Ему завтра новый выпуск ОТ представлять.
1998.10.11 Авангард Омск-Шеффилд Стилерз
(#53456) 14.09.2012 04:34:29 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Решил немного разобраться в шумихе из Финляндии.

Известный нам по книге Раймо Сумманена Хельсингин Саномат отказался от спонсорского контракта для Йокерита.

Итак, откуда же растут ноги.

2011.12.05 Яркко Рууту провоцирует Илари Меларта

В сезоне 2011-2012 Яркко Рууту кошмарит финскую лигу

Lexa10 правильно отметил, что вечное противостояние команд ХИФК и Йокерит породило новый виток отношений.

События начали накаляться 31.08.2012г. на 48 минуте матча European Trophy между Хифком и Йокеритом, когда всем известный провокатор Яркко Рууту (из-за которого Крис Саймон переехал в Россию) грязно высокоподнятой клюшкой впечатал в борт Ииро Пакаринена (см.на 54сек), а судья удалил его до конца матча, спрятав от возмездия.

Продолжение было уже на следующий день 01.09.2012г. на 2 минуте матча того же European Trophy между Хифком и Йокеритом, когда Илари Меларт попытался вернуть должок Ярко Рууту (см. до 1.05сек).

Ответка за своего лидера Рууту прилетела на 7 минуте встречи, когда Семир Бен-Амор, получив указание со своей скамейки: "Kill the fucker!", налетел на Вилле Пелтонена, попутно сцепились Яни Рита с Микко Йоккелой и Осси Ваананен с Йонни Тойккалой.

В конце 1 периода состоялась третья драка матча (см. с 1.05сек) между Илари Филппулой и налетевшем на него Юусо Салми (глаз за глаз, налет за налет), а также небольшая стычка между Осси Ваананеном и Сиимом Лиивиком.

Во втором периоде на 35 минуте матча Яркко Рууту вспомнил-таки понятия чести и достоинства, перестал нырять черепахой и втыкаться в соперников, сойдясь в бою с Сиимом Лиивиком, разгорячившемся еще в первом отрезке игры.

О суровости и справедливости наказаний судите сами. Лига не могла поступить иначе, так как в обществе был вызван огромный резонанс, породивший все новые споры по поводу жестокости в хоккее.

Йокерит:

Бен-Амор - 18 матчей дисквалификации
Рууту - 4 матча
Ваананен - 1 матч
Главный тренер Том Ламса - 8 матчей
Помошник тренера Томек Валтонен - 8 матчей

Штраф 40.000 евро

ХИФК:

Салми - 12 матчей
Меларт - 6 матчей
Лиивик - 6 матчей

Штраф 25.000 евро

P.S.
Именно так должен был закончить свое выступление в прошлом плей-офф Леопольд Комарофф
(#53460) 14.09.2012 06:42:01 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
(#53604) 17.09.2012 05:09:56 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
(#53617) 17.09.2012 09:18:08 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
В преддверии новой главы подливаю масла в огонь *whistle*

Монреальский бунт

И немного фильмографии: The Rocket Richard Riot

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4
(#53789) 21.09.2012 07:56:49 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
ЭВОЛЮЦИЯ ЖЕСТОКОСТИ
The Evolution of Violence

С годами популярность профессионального хоккея росла. Вместе с этим, необходимо было поддерживать зрительский интерес и развлекать их. Хоккей, в конце концов – это бизнес, приносящий прибыль. Несмотря на то, что подавляющее большинстов болельщиков любит скорость, изящество, игровой азарт – многим другим нравятся жесткие силовые приемы и, как правило, следующие за ними драки. Месть, запугивание и возмездие вскоре стали нормой, и хоккейная элита осознала, что без тафгаев, патрулирующих лед, им больше не обойтись. Благодаря лишь шести командам (большая шестерка НХЛ: Бостон, Чикаго, Детройт, Монреаль, Нью-Йорк, Торонто) в лиге было напряженное соперничество, но самым ярким было соперничество Чикаго против Детройта.

As the years went by, professional hockey\'s popularity grew. With that, however, came the pressure to keep the fans interested as well as entertained. Hockey, after all, was a business and as such had to account for its bottom line. While the vast majority of fans loved the speed, finesse, and excitement of the game, many others loved the hard-hitting checks along with the brawls that often ensued. Revenge, intimidation, and retaliation soon became the norm, and hockey\'s elite knew that without tough guys patrolling the ice, they would have no room to operate. With just six teams (the NHL\'s original six: Boston, Chicago, Detroit, Montreal, New York, and Toronto) in the league, rivalries were intense, and none was more intense than Chicago versus Detroit.

Одним из самых известных тафгаев 1940-х годов был защитник Chicago Blackhawks Джон Марьюччи, знавший свою задачу великолепно: любой ценой защищать братьев Бентли. Если кто-то решал посягнуть на свободу действий Дага или Макса Бентли, то самый известный известный наемник Города Ветров тут же сводил с ним счеты. Меж тем, штатным бойцом в Detroit Red Wings был Блек Джек Стюарт. Напару они провели очень много времени на скамье штрафников. К тому же, им до сих пор принадлежит рекорд по длительности боя в НХЛ – порядка 20 минут. Соперничавшие до глубины души Марьючи и Стюарт, что мало кому известно, любили выпить пивка друг с другом после матча. Вот что интересно: для большинства хоккейных дебоширов, драки – это просто работа, ничего личного.

One of the most notorious tough guys of the 1940s was Chicago Blackhawks defenseman John Mariucci, who knew his role well: protect the Bentley brothers at all costs. If someone decided to take liberties with Doug or Max Bentley, then the Windy City\'s most famous hatchet man would be there to settle the score. The resident enforcer for the Detroit Red Wings, meanwhile, was Black Jack Stewart. Together, they would spend quite a bit of time in the penalty box. In fact, they still hold the record for the NHL\'s longest fight, lasting nearly 20 minutes. While Mariucci and Stewart were archrivals to the core, not many people knew it but they also enjoyed having a beer with each other after a game. That\'s what is so interesting about hockey brawlers: for many of them, it wasn\'t personal; it was just a job.

Бывший тренер Minnesota North Stars Глен Сонмор, один из лучших друзей Марьюччи, вспоминал:

Знаете, когда я играл за Нью-Йорк, то познакомился с братьями Бентли, многие годы отыгравшими вместе с Марьюччи за Чикаго. Джон был абсолютным бойцом на льду. Он знал свою роль и любил её. Он знал, что от него не ждут 50 забитых голов, он здесь для игры в жесткий хоккей и для защиты своих партнеров по команде. Итак, однажды я их спросил, каково это играть в хоккей с Джоном Марьюччи. Они ответили, что Джон вновь вернул им радость игры в хоккей. До того как Джон пришел в Чикаго, другие игроки запугивали и нападали на них, поскольку они были звездами команды.

Former Minnesota North Stars coach Glen Sonmor, one of Mariucci\'s best friends, recalled:

You know, when I was playing with New York I got to know the Bentley brothers, who played for years with Mariucci in Chicago. John was the ultimate warrior out on the ice. He knew his role and he loved it. He knew that he wasn\'t there to score 50 goals, he was there to play solid hockey and to protect his teammates. So, one time I asked those Bentley brothers about what it was like to play hockey with John Mariucci. They said that playing with John made hockey fun for them again. Before John got there [Chicago] other players used to intimidate them and make runs at them because they were the stars of the team.

Вобщем, когда Джон пришел в команду – ему потребовалась всего одна встреча с каждой из команд лиги, чтобы на братьев Бентли никто не смел смотреть с ухмылкой. Их оставили в покое, осознав, что если они хоть пальцем тронут этих ребят – Джон придет за ними. И тогда вы не смели удаляться или нарушать правила, выходя со скамейки, чтобы не связаться с ним. Помню слова Макса Бентли: \"Любой, кто пытался запугивать нас, должен был иметь огромные яйца, поскольку, посягнув на нас, им приходилось оглядываться и быть готовыми к встрече со здоровяком Джоном, спешно летевшему со скамейки. Ни у кго не было никаких сомнений о его намерениях, потому что он оставлял свою клюшку и краги на скамейке!\"

Well, when John got there it took just one trip around the league for every team to learn not to even look funny at the Bentley brothers. They left them alone after that because anybody from that point on knew that if they tried anything with those guys, John was coming to get them. And back then you didn\'t have any of the penalties or rules about coming off the bench to mix it up. I remember Max [Bentley] saying, \"Anybody who tried to intimidate us had to have some pretty big balls because as soon as they went after us they would have to turn around and get ready for big John, who would come flying off the bench in a hurry. And there wasn\'t any doubt as to why he was coming either, because he left his stick and gloves back on the bench!\"

Джон любил выбивать дерьмо из парней, и был в этом хорош. Бентли рассказывали мне, что с ними никто не хотел связываться, за исключением одного парня – Блек Джека Стюарта. Иногда Блек Джеку становилось скучно, и чтобы хоть как-то развлечься – прикапывался к одному из братьев, только чтобы Джон пришел мстить. Эти двое любили подраться друг с другом, а после матча напару шли пить пиво. Это было сумасшествием, но таким парнем был Джон: он бил тебя наповал, а потом снова дружил с тобой.

John used to love beating the crap out of guys, and he was pretty darn good at it. Those Bentleys told me that after that no one would mess with them with the exception of one guy, Black Jack Stewart. They said that Black Jack would get bored out there sometimes, so to make it interesting he would take a shot at one of the Bentleys just so John would come after him. Those two used to love brawling with each other, and then they would go out and have beers together after the game. It was crazy, but that was the kind of guy John was: he would knock you down and then pick you back up.




John Mariucci

В 1950-х хоккей был в расцвете, и болельщики шли толпами смотреть на игры. Им нравилось не только действия и мастерство ведущих звезд, но также и жесткость, демонстрируемая игроками. Порой страсти чрезмерно накалялись, и тогда весь ад вырывался на свободу. Так 13 марта 1955 года монреалец Морис \"Ракета\" Ришар ударил клюшкой по голове Хэла Лэйко в ответ за игру высокоподнятой клюшкой, а потом вдобавок зарядил судье. Ришар, будущий резидент Зала Славы, был дисквалифицирован до окончания сезона президентом лиги Кларенсом Кемпбеллом. Фанаты Хабс были настолько расстроены, что во время следующей встречи Канадиенс с Детройтом в Монреальском Форуме стали закидывать яйцами находящегося при исполнении Кемпбелла. Затем последовал бунт, повлекший ущерб более чем на полмиллиона долларов, а игра была перенесена.

By the 1950s hockey was flourishing and the fans were coming out in droves to see it. Not only did they love the action and playmaking from the game\'s top stars, but they also loved the toughness the players displayed. Sometimes the players\' passions got too heated, however, and that is when all hell would break loose. Case in point, on March 13, 1955, when Montreal\'s Maurice \"Rocket\" Richard tomahawked Bostons Hal Laycoe over the head after being high-sticked, and then proceeded to punch the linesman for good measure. Richard, a future Hall of Famer, was suspended for the rest of the season by then league president Clarence Campbell. The Habs fans were so upset that the next season during a game between the Canadiens and Detroit at the Montreal Forum, the fans started pelting Campbell, who was in attendance, with eggs. A riot ensued, causing more than a half million dollars in damage, and the game was forfeited.



Maurice \"The Rocket\" Richard


В середине 1960-х годов лига, наконец, додумалась разделить скамейки штрафников на своих аренах. Невероятно, но до того времени соперники сидели на одной уютной скамеечке, разделенные лишь храбрым судьей. Потасовки на скамье штрафников были обычным явлением, но в итоге их прекратили после ужасной драки между игроком Торонто Бобом Пулфордом и Монреальцем Терри Харпером в октябре 1963 года.

In the mid-1960s the league finally got smart and unveiled separate penalty boxes at its arenas. Incredibly, up until that time opposing players shared the same cozy bench, with just a brave official sitting between them. Brawls in the box were commonplace, but it finally came to a halt following a particularly ugly scuffle between Toronto\'s Bob Pulford and Montreal\'s Terry Harper back in October of 1963.

В 1967 году в лиге возросло количество команд с шести до 12, удвоив количество рабочих мест для страждущих игроков. Это было необходимо для развития игры, но и количество талантов значительно сократилось. Ни с того, ни с сего образовались рабочие места для игроков с низкими игровыми навыками, способных лишь махать кулаками. Как результат, количество грязи, включая драки клюшками, резко возрасло.

In 1967 the league expanded from six teams to 12, doubling the number of jobs for hungry players. While it was essential for the growth of the game, it also diluted the talent pool considerably. All of a sudden, there was work for less-skilled players who excelled at being thugs. As a result, the incidences of dirty play, including stick fighting, soared.

Бойцы на клюшках, или как их называли хирурги, были наиболее опасными игроками на льду. Один из самых легендарных боев на клюшках произошел в 1968 году между филадельфийцем Ларри Зейделем и бостонцем Эдди Шакком. Эти двое сцепились, после того как Шакк получил от Зейделя задницей по ребрам и отмахнулся клюшкой. Вскоре эти двое гонялись друг за другом по площадке как пара невменяемых лесорубов, размахивая своими клюшками, словно топорами, над головами друг друга. Сначала толпа приветствовала, но вскоре все замерли в ужасе. Пока двое бились в течение пяти минут, все болельщики слышали звуки ударов клюшкой по кости, когда они обменивались ударами. Официальные лица не стали вмешиваться, поэтому бойня продолжалась, пока ее участники не выдохлись. Это было кровавое месиво.

Stick fighters, or surgeons, as they were known, were the most feared and dangerous players on the ice. One of the most legendary stick-fighting duels took place in 1968 between Philadelphia\'s Larry Zeidel and Boston\'s Eddie Shack. The two got into it when Shack took a butt-end in the ribs from Zeidel and retaliated with his stick. Before long the two were apparently chasing each other around the ice like a pair of insane lumberjacks, swinging their sticks likes axes at each other\'s heads. At first the crowd cheered, but then they got eerily silent as they watched in horror. As the two battled for nearly five minutes, all the fans could hear was the sound of stick on bone as they exchanged blows. The officials had to stand back, so the two kept at it until they ran out of steam. It was a bloody mess.



Philadelphia\'s Larry Zeidel and Boston\'s Eddie Shack

Другой громкий инцидент драки клюшками произошел уже на следующий год между Уэйном Маки из Сент Луиса и \"Ужасным\" Тедом Грином из Бостона во время предсезонного матча. Игра началась с пары жестких силовых приемов и быстро перерасла в рубку и бойню клюшками, когда Маки сильно ударил клюшкой по голове Грина, проломив ему череп. Грин едва не умер во время этого инцидента, и ему потребовалось три крупных операции, в том числе по вживлению стальной пластины в голову, чтобы спасти его жизнь. Оба игрока были дисквалифицированы, а позже оправданы по обвинению в нападении – они стали первыми игроками, обвиненными в подобном преступлении, совершенном во время матча.

Another notorious stick-swinging incident happened the next year between St. Louis\' Wayne Maki and Bostons \"Terrible\" Ted Green during a preseason game. The play started with a couple of hard hits and quickly escalated into a slash and a spear, followed by Maki clubbing Green over the head and severely fracturing his skull. Green nearly died in the incident and needed three major surgeries, including a steel plate in his head, to save his life. Both players were suspended and later acquitted of assault charges—earning the distinction of becoming the first players ever charged for such a crime during a game.




St. Louis\' Wayne Maki and Bostons \"Terrible\" Ted Green

Порой нападения с применением насилия не связаны с драками и размахиванием клюшками. К таковым относятся и удары соперника клюшкой. Вероятно, самый постыдный удар всех времен был нанесен двумя годами позже в решающем 6 матче Супер Серии 1972 года, когда канадец Бобби Кларк, игрок Филадельфии, намеренно сломал лодыжку супер звезде Советской сборной Валерию Харламову. Зная о больной лодыжке, Кларк, по настоянию помощника тренера Джона Фергюсона, нанес грязный удар, расцениваемый многими как определяющий момент той встречи. Насколько дешевым и грязным был этот удар, но он позволил проснуться канадцам, сплотиться и выиграть напряженную серию. Когда Кларка спросили об этом инциденте спустся несколько лет, он ответил: \"Если бы я не научился разок-другой тяпнуть наотмашь, то никогда не выбрался бы из Флин Флона. \"

Violent assaults aren\'t reserved for fighting or stick swinging, though. They also include slashing. Arguably the most infamous slash of all time came two years later in the pivotal Game 6 of the 1972 Summit Series, when Team Canada\'s Bobby Clarke, of Philadelphia, deliberately took out Soviet superstar Valeri Kharlamov\'s ankle. Knowing that his ankle was sore, Clarke, at the urging of assistant coach John Ferguson, dished out a vicious blow that many contend swung the momentum of the game. As cheap and dirty as it was, the attack proved to be just the wake-up call Team Canada needed to rally back and win the emotional series. When asked about the incident years later Clarke replied: \"If I hadn\'t learned to lay on a two-hander once in a while, I\'d never have left Flin Flon.\"




Bobby Clarke Breaks Valeri Kharlamov\'s Ankle


Другой инцидент с маханием клюшкой пестрел в национальных новостях спустя несколько лет, когда игрко Детройта Дэн Мэлони словно томагавком заехал по голове игроку Торонто Брайану Гленни 5 ноября 1975 года. Суд Онтарио безапилляционно обвинил Мэлони в нападении. Его приговорили к общественным работам и запретили выходить на лед в Торонто в течение двух сезонов.

Another stick-swinging incident made national news a few years later when Detroit\'s Dan Maloney tomahawked Toronto\'s Brian Glennie on the head on November 5, 1975. Maloney was charged for assault in an Ontario court and pleaded no-contest. He wound up doing some community service work and was also banned from playing in Toronto for two seasons.



Detroit\'s Dan Maloney tomahawked Toronto\'s Brian Glennie
(#53792) 21.09.2012 08:09:42 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Забавный момент о написании книги автором: по-сути, это интернет солянка разных статей, разбавленная разговорами с игроками.

На сайте CBC приведены материалы из этой книженции, да еще и дополненные
(#53952) 25.09.2012 02:54:17 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Скучно-грустное начало сезона скрашивают вот такие моменты.

Пахрудин Гимбатов оказался на голову сильнее "надежды" тафгайского цеха г.Новосибирска Кристиана Кудроча

2012.09.24 Кристиан Кудроч - Пахрудин Гимбатов

А вот такие южно-уральские танцы не очень. Смахивает на истерику, а не на бой

2012.09.24 Денис Хлыстов - Дерон Куинт
(#53954) 25.09.2012 03:01:35 GMT
Unfogiven
avatar
Омск
Регистрация: 03.01.2009 GMT
Сообщений: 949
Оценка: 0 [0 / 0]
Сергей, а ты случайно не в курсе что была за серия удалений в середине матча Слован-Барыс? По ходу было там весело)

Кудроч дрищ))))
(#53955) 25.09.2012 03:29:56 GMT
Паруснег

Омзг
Регистрация: 06.12.2009 GMT
Сообщений: 309
Оценка: 0 [0 / 0]
Там было 2 драки, но видео пока нет. Иван Сварны-Самвел Мнацян, Мартин Стайноч-Николай Антропов
Страницы: 1 2 3 4 5
Написать сообщение


Связь с администрацией -

Coded by RealShade
MySQL: 0.0152 (13)
PHP: 0.0626
Rambler's Top100 Открытый Омск